Покойся с миром, мой дорогой друг…

Покойся с миром, мой дорогой друг…

В конце сентября 2017 года наша семья стала чуточку больше. Мы пришли к выводу, что в нашем доме недостаточно уютно, и было принято решение взять хомячка. Еще до того, как он у нас появился, ему было дано имя – Джонатан Хамстер. Ведь какое еще можно дать имя хомяку? Он быстро стал частью нашей семьи и поселился в нашем доме и наших сердцах.

С самого начала он был дружелюбен. Было пару раз, что он кусался. Но это было давно и неправда. В целом, его можно было взять на руки в любое время. Иногда мы его пугали – не всегда он был готов к контакту с нами. Но, несмотря на это, он не кусался и не царапался.

Он был дружелюбен не только к нам. Возможно, это общее свойство хомяков – доверять либо никому, либо всем, – но не было ни одного случая агрессии по отношению к другим людям и животным. Он чувствовал себя спокойно на руках любого. Мы пытались подружить его и Джейсона (кота), но он все таки мышь, а кот – охотник. Так что с ними не заладилось. Возможно, спустя какое-то время можно было попробовать еще раз, но мы рисковать не стали.

Он был активным и любопытным. Его невозможно было сфотографировать. По ночам он бегал по колесу, чем-то шуршал в своем домике, носился по этажам своей уютной клетки. Чтобы было теплее, мы давали ему кусочки мягкой туалетной бумаги, которые он с удовольствием брал и упихивал в свое жилище. Интересно то, что он всегда знал, что с ней делать. Стоило ему дать бумажку, он сразу утолкает ее за щеку и потащит в свою конуру.

Со временем он стал реагировать на наш голос. Иногда, когда мы его звали, он высовывал свой носик из будки и выходил к нам, чтобы его взяли на ручки. Бывало, он сам просился – забирался на клетку и просовывал свой носик между прутьями, крепко держась лапками за них.

Иногда, когда он был в руках, мы давали ему какую-то вкусняшку, типа яблока. Чаще всего он ухомячивал её за щеку. Но иногда он кушал прямо на руках, что выглядело очень мило. Бывало, что я усаживал его в кармашек на своей футболке. Один раз он там уснул. Был случай, когда он сначала набил щеки зернами в клетке, я положил в карман, а он выложил всю свою еду прям там.

Он прожил хорошую, счастливую хомячью жизнь, в тепле, любви и уюте. У него всегда была еда, вода и чистота в клетке. Мы никогда не давали ему то, что могло навредить, но старались всегда делиться с ним фруктами и овощами, которые можно. Он никогда не падал – мы были с ним аккуратны.

Но хомяки живут недолго. Чаще всего они умирают в возрасте 1-2 года. Наш оказался долгожителем – 2 года и 9 месяцев. Но и его время уже прошло. Под старость лет своих он стал немного странно вести себя. Он старался ухомячить любую ткань, с которой соприкасался, чего раньше не было. Также он перестал спать в домике – там оставалась только голова, а все остальное было снаружи. Он и до этого был серым, но поседел еще больше.

22 апреля 2020 года мы обнаружили его в своей клетке, лежащим на боку у выхода из домика мордочкой наружу. Мы подумали, что он мертв, но он продолжал дышать. У него случались такие-то приступы, когда он начинал сильно дергать передними лапами, вытягивая их вперед. Его рот двигался произвольно, иногда открывался, а иногда он как-будто что-то жевал. Ему определенно было плохо. Он умирал буквально у нас на руках. Мы думали, что он уйдет сам или ему станет лучше.

Но был вечер. А потом настало утро. Но он все был жив, но совершенно нежизнеспособен. Ему все еще было плохо. Он ничего не ел и не пил. Поэтому было решено отвезти к ветеринару. Возможно, благодаря карантину нам удалось пробиться к Бокаревым, где нас смогли принять буквально сразу. Его состояние уже было неисправимо. Если я правильно понял врача, у него было кровоизлияние в мозг. Но сердце его было крепким, благодаря чему он и жил так долго. На вопрос, было ли ему плохо, чувствовал ли он боль. Она сказала, что он был в коматозе и ничего не чувствовал. Если бы я был ветеринаром, то говорил бы то же самое. Но мне проще верить, что это действительно так. В итоге, его пришлось усыпить. Он ушел 11:10 23 апреля 2020 года.

Я хотел, чтобы он умер при нас, чтобы была возможность с ним попрощаться. И мы были рядом, когда ему стало плохо, и когда его не стало…

Похоронили мы его в этот же день вечером. Мы выкопали ему ямку, насыпали древесный наполнитель, поставили его деревянный домик, в котором он жил, сверху и положили его туда. Я хотел отдать ему должное за ту радость и счастье, которые он нам подарил, и похоронить его достойным образом.

Несмотря на то, что я знал, что он скоро умрет, я все равно не был к этому готов. Мне очень сложно принять его смерть и то, что его больше нет. Я разбит и расстроен. В доме стало немного пусто, и мне нужно к этому привыкнуть.

Мы любили его. Я любил его. А он любил нас. Покойся с миром, мой дорогой друг…